Дао и Дэ


01

Вселенная имеет начало, которое и есть мать всего мира. По матери можно знать ее сына. Когда познаешь сына, то и мать сохранишь невредимо («Дао Дэ цзин» § 52, перевод Д. П. Конисси).

Основоположник даосизма, святой Ли (или Учитель Лао, как его называли современники), покидая пределы царства Чу, по требованию таможенника (чтобы не унести мудрость за пределы царства) изложил основы даосской мудрости на бумаге. Так на таможне появилась на свет главная книга даосского канона – трактат «Дао Дэ цзин». Дословно это можно понять, как трактат «О Дао и о Дэ».

Понятие Дао невозможно перевести, потому что Дао не имеет формы и, следовательно, не может быть выражено словами, а понятие Дэ многие переводчики переводят как нравственность. Потому «Дао Дэ цзин» часто называют трактатом о нравственности. Но такой примитивный перевод скрывает смысл и суть письменных знаков великого Учителя Лао.

По моему грешному суждению, да и со слов самого Лао «Дао Дэ Цзин» это трактат «О Матери мира и о Ее Сыне». Лао пишет: когда знаешь Сына, то и Мать сохранишь невредимо. Этой фразой он утверждает, что, познав суть мира, не утеряешь истинный путь. Для христиан эта фраза означает известную им истину, что познание Христа открывает путь человеку к Царству небесному. Поэтому для западного читателя понятие Дао следует переводить как Мать мира, а понятие Дэ – как ее Сын. У христиан это Пресвятая Дева Мария и Иисус Христос.

Замечу, что в книге китайских авторов «Подвижничество великого Дао» есть такие слова:

Лао-Цзы в «Дао Дэ цзин» пишет: Дао – это корень и источник космоса. Из Дао рождается вселенная. Последующие поколения даосов обобщили сущность Дао в виде десяти характерных черт: пустоты бытия, беспримерной чистоты, естественности, безыскусности, простоты, легкости, чистого покоя, недеяния, мягкости, несоперничества.

Думаю, что к качествам Дао следует добавить и такие, как непорочность и покровительство (покровство у христиан), и тем самым уяснить, что Дао – это Богоневеста и Пресвятая Матерь Божия. Нужно сказать, что христианская Церковь почитает Ее не менее, чем самого Спасителя.

Мы далеко-далеко не понимаем, братия, того, сколь необходимы молитвы за нас Пречистой Матери Господа, и, чтобы видеть эту необходимость, нужно око или ум гораздо чище и светлее нашего. …Ее, избранную в женах, высшую тварей небесных и земных… (Иоанн Кронштадтский).

Конечно, в мире форм Пречистая Дева Мария не есть Дао, а Иисус не есть Слово, но в мире Божественных Сил – Матерь Божия (Дао) рожает Сына Божия (Творение). В мире грешных форм – это Иисус и Мария. Имеющий чистый разум да уразумеет.

Ибо Ты Богоневеста, Единая Пречистая, родила источника тишины – Христа.

Следует сказать и о том, что понятие Дэ – это не понятие человеческой нравственности, как и Христос не есть человек, но Сын Божий. Потому Дэ – это понятие небесной, божественной нравственности, нравственности Сына Божьего, Христа.

Эта нравственность так же отличается от нравственности человека, как любовь от секса или как милость от жертвы. Эта нравственность кротка и смиренна. Это изначальная нравственность сотворенной Богом души, естественная ее нравственность, не смешанная с грехом, не разделенная на добро и зло. Но эта Божественная нравственность Дэ распята людьми (распята в прямом смысле этого слова, разделена на четыре части – на высшее и низшее, на правое и левое), и потому Лао пишет о необходимости вернуться к Дэ. Так же как и Христос призывает людей следовать за собой:

Научитесь от Меня, ибо кроток я и смирен сердцем: и обретете покой душам вашим (Мф 11: 29).

Но когда нам, людям, предлагают выбор между нравственностью божественной – возлюби ближнего своего, как самого себя и нравственностью человеческой, данной нам от рождения через чувственное и разумное восприятие долга, чести, добра, зла, мы выбираем последнюю и тем самым ежеминутно распинаем своего Христа.

Мы его распинаем в нашем сознании и сердце. Распинаем помыслами нашего грешного разума, распинаем страстями и пристрастиями. В мыслях мы отделяем высшее от низшего и правое от неправого. Высшее мы любим, низшее ненавидим, правое превозносим, левое принижаем. Потому и нет в нас изначальной божественной нравственности Дэ (Христа), которая беспристрастна. А если в нас нет изначальной нравственности Дэ, то становятся понятны утверждения ученика Лао Чжуан-цзы, который говорил, что Сын Божий распят на голгофе не потому, что люди хотели его распять, а потому, что не могли его не распять. А Иуда предал Христа не потому, что он хотел Его предать, а потому, что он не мог его не предать, ибо в Иуде не было Христа, а был тот, кто его предает. Поэтому и мы с вами, не желая распятия Христа, не можем не распинать Его в каждое мгновение своей жизни. Как же нам тогда жить с сознанием своей немощи? С сознанием отсутствия в нас изначальной нравственности Дэ? С сознанием того, что все мы Иуды?

Иисус говорит:

возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и возлюби ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки (Мф 22: 37-40).

То же самое, но иными словами говорит и ученик Лао Чжуан:

В поднебесной существуют две великие заповеди. Одна связана с Божьим Промыслом над человеком через его судьбу, другая со свободой воли человека через его долг (совесть). Судьбою дана любовь к родителям, от нее не освободить сердце. Долг велит слуге служить государю. Этот Государь всюду, куда бы ты ни пришел; нигде в поднебесной от него не укрыться. Служить всеми помыслами, не изменяясь, радость ли перед тобой от Государя или горе, и принимать все без ропота – это высшая добродетель.

Конечно же, – скажет праведный христианин, – что может быть выше смирения?

Запись от: 11.10.2014 г.

Запись опубликована в рубрике Все записи, Для души, Перемены. Добавьте в закладки постоянную ссылку.